Українська Русский English


INSHE — Конкурс без границ!
INSHE ART— Выставки
INSHE ART— Фестивали
INSHE ART— Мастер-классы
INSHE ART — НАШ ЖУРНАЛ
INSHE ART — ИНТЕРВЬЮ
ТОП-21 — INSHE — ИНТЕРВЬЮ


С Ильенко Сергей Николаевич — пенсионером, коренным жителем города-героя Севастополя


— Сергей Николаевич, расскажите немного о себе, коротко о главном.
— 
Сергей, сын Петра, украинец, родился я в Хмельницке. Служил в Севастополе, женился, поступил учиться в Севастопольский Приборостроительный институт, по окончании института работал на 13-ом заводе, стал отцом двух дочерей и сына. От завода получил 3-х комнатную квартиру и дачный участок в пять соток недалеко от моря. В трудовой книжке всего три записи: армия, институт, завод.

Сергей Николаевич, с чего для Вас начинается Родина?
 С родительского дома в Хмельницке.

— 16 марта 2014-го, состоялся референдум о присоединении Крыма к России.  По официальным данным, более 90 процентов крымчан проголосовали за вхождение в состав РФ. Как живет Крым сегодня?
 — 
Присоединения к России, в Крыму ждали очень давно. Все у нас хорошо — войны нет, пенсии хватает на все. Потихоньку привыкаем к новым порядкам и законам. Среди моих знакомых, тех кто бы из Крыма уехал на Украину, нет, а вот из Украины очень много людей к нам переехало. Севастополь из 350 000-тысячника, стал городом миллионником. Новые власти стали немного лучше смотреть за порядком, дома, дороги достраивают, обновляют, подкрашивают, подделывают, подлатывают. Открылось много новых магазинов, намного больше продуктового разнообразия, чем было раньше, по качеству не могу сказать, что оно стало лучше, мы привыкли к другим вкусовым качествам. Но в целом, все хорошо, — живем, санкции никак не влияют на жизнь простых людей. Цены на продукты выросли, но и зарплаты и пенсии стали выше. По курортному сезону, прошлый год был не аховым (сдаем дачку курортникам), но в принципе, нормальный. Какой будет сезон в этом году — посмотрим. Все ждем, что в 2018 году достроят мост через Керченский пролив, и тогда, уверен на все 100%, жизнь станет еще лучше.

Читая сообщения в СМИ и соц.сетях, поражаешься масштабами агрессивности и ненависти в обществе. Крым наш!? Возможно ли выздоровление общества, как, и в какой временной период?
— 
Выздоровление возможно, если болен. Больных с зомбо-разумом, много, Мир словно сошел с ума… Одно радует здоровых, способных здраво мыслить и анализировать происходящие события, глобально не на местечковом уровне, намного больше. Агрессия и ненависть, у проигравших, мне их по человечески жаль. Крым и наш и Ваш приезжайте, живите, отдыхайте и радуйтесь жизни, в тесноте, но не в обиде. Будем жить! У нас может быть и не все так хорошо, как хотелось бы, но мы знаем, все будет!  

Согласны ли Вы со словами о том, что каждый народ имеет именно ту власть и правителя, которого действительно заслуживает?
Однозначно, по-другому и быть не может!

Насколько быстро лично Вы привыкли к новым порядкам?
— 
Все изменения, происходили постепенно. По началу мы все стояли в очередях за новыми паспортами, переоформляли квартиры, машины, дачи, пенсии. Постепенно перерегистрировались по законодательству РФ украинские компании, мобильные операторы (телефонные СИМ-карты продаются теперь только по паспортам РФ). Многие и сейчас еще до переоформляют свои документы. Совсем еще не привыкли к новым порядкам, привыкаем!
 
Сергей Николаевич, Ваша пенсия стала намного больше, а как у других?
 В плане денег, особенно пенсий, выиграли почти все. Высокие зарплаты у силовиков, госслужащих, ученых, у опытных дипломированных специалистов. Мой сын рабочий, занимается ремонтом мебели. На фирме при Украине у него была зарплата до 5 тысяч гривен, с трудом хватало на нормальную жизнь, мы пенсионеры им помогали, Сейчас в пересчете на гривны он получает 15 тысяч, разница для семьи существенная, плюс бензин, газ, коммунальные платежи, все намного дешевле, чем при Украине, продукты дороже. Но в пересчете на потребление семьей картошки, масла, молочки, и т.д.. в соотношении с оплатой коммунальных платежей, и потреблением топлива, картинка складывается весьма приятная для семейного бюджета.

— Прошло время, Севастопольцы и сегодня абсолютно едины, в своем представлении о том, что Крым — это часть России.
— 
В моем окружении да.

— А как крымские татары?
— 
По сравнению с остальными городами Крыма, в Севастополе, татар не очень много, Севастополь город военный. Но те немногие татарские семьи, те которые я знаю, полностью поддерживают политику РФ. Они хотят жить, работать, растить детей и внуков. Вахабитские течения (это как ваш правый сектор) они не поддерживают, и категорически против смут «Хизб ут-Тахрир» нацеленных на восстановление исламского халифата, такого добра в Крыму еще хватает, они и бузят в регионах. В России все подобные радикальные организации запрещены законом, их ФСБ отслеживает, за пропаганду и депортирует вместе с семьями на Украину, если находят оружие, сажают. Простые люди, трудятся, в политику не вмешиваются, живут, работают, рожают детей, торгуют, татары в большинстве своем все трудяги.

— В Крыму блокада ощущается?
 Да, крымчане все дальше и дальше уходят от материковой Украины. Транспортная, логистическая и инфраструктурная цепочка между материком и Крымом — не работает. Передвижение даже для родственников живущих на Украине, затруднено. На контрольно-пограничных пунктах установлено дежурство представителей добровольческих батальонов со всеми вытекающими процедурно-проверочными моментами. Поставки продуктов питания в Крым прекращены. Украинская продукция полностью уже замещена крымскими товарами и продуктами  или российскими. Крым в рублевой зоне, но в связи с санкциями международные финансовые учреждения не работают, и это действительно очень плохо, для большого и серьезного бизнеса, их в Крыму нет.

— Но какие-то украинские продукты еще есть, или…?
 Летом были, видел. После блокады редко где но еще можно встретить на стихийных рынках крупу, растительное масло, хоз.товары. От чего-то, что мы любили раньше, пришлось совсем отказаться, потому что больше не привозят. К новым названиям продуктов, привыкли быстро, но изучать новые этикетки, было не легко. Все новенькое хотелось попробовать. В итоге не очень быстро, но всему нашли достойную замену.

— Продуктовая блокада сильно повлияла на жизнь вашей семьи?
 В нашей семье блокада не ощущалось. Когда все началась, еще долгое время продавалось то, что было на складах. Закупщики продолжали по инерции работать с украинским рынком, российский рынок предлагал им замены, так что когда им полностью запретили ввоз из Украины, они быстренько переключились на поставщиков из Краснодарского края, рынок — не политика, пустоты не любит.

— А когда отключили электричество?
— 
Было тяжело, очень тяжело. Холодно. Воды горячей нет. Света нет, телефоны не работают, мобильные негде зарядить. В городе паника. Школы, дет.сады не работали. Интернета не было. Заправки не работали, троллейбусы стояли, не работало освещение на улицах, вечером темень. Но все это нас сплотило еще больше. Мы вышли на улицы, перезнакомились. Теперь я знаю всех жильцов нашей 9-этажке в лицо. Был такой момент, когда по украинскому телевидению объявили: «Если Крым признает, что они территория Украины, мы им включим свет». Все испугались, было страшно. Донбасс утюжили за референдум, и это притом, что они не отделились, нам страшно было даже думать о том, что бы со всеми нами было. Мы выжили, без света и воды. Неделя прошла, из России как-то очень быстро на самолетах МЧСники завезли генераторы, заработали школы, дет.сады, магазины, заправки, пошли троллейбусы — народ успокоился. Свет начали включать на два-три часа в день, появилась возможность новости посмотреть, постирушки женщинам устроить, да и по хозяйству порядок навести. Еще неделя прошла и уже стали не включать, а отключать свет всего на 2-3 часа в день. Потом еще неделя и свет практически  перестали выключать. Мы выжили, а вот отношение к Украине сменилось тогда у многих и навсегда.

— В целом жизнь стала лучше или хуже?
— 
Вопрос сложный. Моя жизнь, жизнь моих детей и внуков, стала лучше. Но для кого-то это не так. Кто-то, наоборот, потерял свою высокооплачиваемую работу, если она была связана с Украиной или с бизнесом на поставках с материка. Однозначно продукты стали дороже. Но это все на самом деле не важно, настроения никак не изменились, мы довольны тем что мы в составе Российской Федерации, на все сто.

— Ходят слухи о том, что в Крыму «отжимают» бизнес — это так?
— Да, по Севастополю точно: у Коломойского как Вы говорите «отжали» заводик, у Рината Ахметова площадку, откуда раньше уголь за рубеж отправлялся, у Петра Алексеевича Севморзаводские корпуса, теперь все их богатство, стало государственным. Да оно и было всегда государственным, а когда выше названные пришли к власти, все себе за три копейки приватизировали, народ без работы оставили, у нас в городе тогда высокопрофессиональные специалисты, которые на оборонку работали, на рынок пошли торговать, чтобы выжить. В Севморзаводских корпусах сейчас идут ремонтные работы, говорят, что через пару годков заработает завод, специалисты ждут своего часа.

— К властям Севастополя у вас претензий нет?
— 
Претензии есть всегда. Качество дорог, пробки в городе, мусор не всегда во время вывезти успевают, детсадов не хватает. Город стал миллионником, нужны координальные изменения.

— А как насчет милитаризации Крыма? Говорят, что Россия превращает полуостров в военную базу?
— Войск много, и Слава Богу так спокойней.

— Вы верите в судьбу, или считаете, что человек сам предопределяет свое будущее? Если есть пример из жизни приведите.
 В жизни случайного ничего нет, все предопределено, я в это верю.

— Вы уверены, что дальше будет лучше?
— 
Уверен на все 100%, когда будет мост, Крым заживет.

— Как будет звучать Ваше единственное 100%  исполняемое желание к золотой рыбке?
— 
Я украинец, я очень люблю Украину, свой родной город Хмельницк, у нас много родственников на Украине, которые даже слышать не хотят о том, что у нас все хорошо, — не верят. Рыбка золотая, мое единственное желание, дай всем разума и человеколюбия, забери гнев и ненависть, верни способность видеть и реально оценивать ситуацию не только на Украине, но и во всем Мире. Научи людей любить, слышать, и понимать друг друга. Это сложно, я знаю,… вечерами напеваю старую песню, написанную когда-то Анатолием Поперечным, которую исполнял И.Кобзон, — «Україна — ненька, матушка — Россія»

«….. Где-то на кордоне, где-то на границе,
        Садик-огородик, во дворе — криница...
        Далеко ли, близко хата, что с ней сталось?
        Не моя ль колыска в хате той качалась?     

        Украина-ненька, матушка-Россия,
        Защемит серденько у родного сына....
        Соловей затенькал — сердцу все едино, 
        Украина-ненька, матушка-Россия.
        Ну а в чистом поле, под звездой солдатской
        Спят Иван с Мыколой, спят в могиле братской.
        На холме — церквушка, где свята водица.
        Прямо через душу та прошла граница!

        Где-то на кордоне, где-то на границе
        Садик-огородик, во дворе — криница...
        А куда мне деться, где мне помолиться?
        Прямо через сердце та прошла граница!

        Украина-ненька, матушка-Россия,
        Защемит серденько у родного сына....
        Соловей затенькал — сердцу все едино, 
        Украина-ненька, матушка-Россия.
        Ну а в чистом поле, под звездой солдатской
        Спят Иван с Мыколой, спят в могиле братской.
        На холме — церквушка, где свята водица.
        Прямо через душу та прошла граница!»

Сергей Николаевич, и на последок, Ваши пожелания десяти тысячной аудитории читателей Международного журнала «INSHE», одним предложением.
 Жизнь коротка, — живите и радуйтесь!