Українська Русский English


INSHE — Конкурс без границ!
INSHE ART— Выставки
INSHE ART— Фестивали
INSHE ART— Мастер-классы
INSHE ART — НАШ ЖУРНАЛ
INSHE ART — ИНТЕРВЬЮ
TOP 21 — INSHE — ИНТЕРВЬЮ

Мучительное движение истории через душу художника, причастность к судьбе своей земли  и своего народа. Умение сочувствовать и сострадать, высокая гражданственность и душевная зрелость, с единственной особенностью, —  всегда оставаться самим собой. И если многих из нас сегодня наше «демократическое» время изменило, он всегда мыслит и поступает соответственно своей внутренней духовной свободе. Говорить с ним можно сутками, он как вулкан идей, исторгающий мощный ритм эмоций, противостоять которому просто невозможно.

INSHE ART — Интервью Координатора Проекта INSHE ART — Балашовой Елены Владимировны с Гайдамакой Анатолием Васильевичем — гениальным народным художником Украины. Человеком искусства, художником-монументалистом, творчеству которого присуще умение воплощать идею синтеза искусств и архитектуры на основе историчности и документальности.

— Анатолий Васильевич, расскажите немного о себе, коротко о главном.
— Родился, учился, живу, вытворяю.

— Когда и почему  решили стать художником?
— Я всегда знал, что буду художником. Мой дядя, Гайдамака Николай, был талантливым сельским художником, когда он ушёл на фронт, мне было 2 года. С фронта он не вернулся, погиб в 27 лет в Белоруссии. Но краски на чердаке для меня оставил. Это были мои первые краски  и мой первый жизненный выбор, один раз и навсегда, я художник. 

— Анатолий Васильевич, Вы верите в судьбу, или считаете, что человек сам предопределяет свое будущее?
— Я всегда говорю, на Бога надейся, сам не плошай.

— Первое признание вашего творчества, ваши ощущения?
1979 год, Музей им. Н.А. Островского в Шепетовке, Хмельницкой области, я — главный художник, полгода беспрерывной творческой работы, и первое признание. Музей Островского признан ЮНЕСКО лучшим музеем мира. Я стал Лауреатом премии Ленинского комсомола  за художественно-монументальное оформление музея, чувство полного творческого удовлетворения.

Анатолий Васильевич, а были ли в вашей жизни события (встречи), после которых ваша жизнь кардинально изменилась  и Вы развернулись и пошли в кардинально противоположном направлении?
— Были. Мой преподаватель Харьковского художественного училища, которое я окончил в 1961 году — Фетилев Лев Васильевич, его я очень уважал. Тогда он сказал мне, что должен я ехать в Москву, поступать в Строгановку, и если не поеду, он со мной здороваться не будет. И я поехал, чтобы его не расстраивать, с полной уверенностью, что не поступлю. Строгановка, лучшее художественное заведение того времени, 40 человек на одно место, я не комсомолец, был уверен-провалюсь. К своему собственному удивлению, поступил и в 1967 году окончил МВХПУ им. С.Г.Строганова, получив очень хорошее, лучшее в то время, образование  и специальность «Монументально-декоративное искусство». За что до сих пор благодарен.

— Анатолий Васильевич, а каким качеством в людях Вы не перестаете восхищаться?
— Профессиональностью и добротой.

— Размах и насыщенность вашего творчества поистине впечатляют. Особый интерес вы уделяете историческому жанру. Как, почему  и когда впервые вы обратились к истории?
— Музейным художником я быть не собирался, так получилось. Гуляя по Крещатику, встретил на тот момент   двух незнакомых мне  людей, только потом узнал, что они известные художники, они меня знали, я их — нет. Вот так, гуляя по Крещатику, в разговоре, они предложили мне взяться за проект создания музея «Книги и печати», который создавался в Киево-Печерской Лавре. Было интересно попробовать себя на новом поприще, образование позволяло, Строгоновка учила всему. Взялся, окунулся в историю, сделал. Музей работает до сих пор, радуя посетителей своей атмосферой.

Анатолий Васильевич, когда Вы творите, полностью ли погружаетесь в работу или замечаете все происходящее вокруг?
— Погружаюсь, творю, происходящее вокруг замечаю, все контролирую, в общем, фанатизм конечно- же присутствует, но здоровый.

Искусство не терпит провокаций! Как  Вы относитесь к провокациям в творчестве? Становятся ли ваши работы центром скандалов …
— Центром скандалов мои работы никогда не были. Я сначала думаю, а потом делаю. Всегда закладывая в свои работы двойное, а иногда и тройное событийное видение.

 Известна фраза Сальвадора Дали: «В последнее время меня не ругают, видно, забыли». Как Вы относитесь к критике Вашего творчества в прессе, в обществе?
— Не ругают, видно не забыли.

— Вы счастливый человек? Что для Вас счастье? Продолжите фразу: Счастье — это….
— Реализация творческих идей.

Какую тему в своем творчестве Вы считаете главной? Почему?
— Мемориалы. Такова наша жизнь.  

— Монументалист — художник в системе. Какая обстановка была в монументальной живописи в системе советского искусства?
— Была система, она работала, все были нужны и востребованы. И было право выбора у каждого, прославлять власть Советов, или выбирать общечеловеческие ценности. Я выбирал общечеловеческие ценности, за всю свою жизнь не написав ни одного портрета Ленина, хотя в составе группы художников (1980-1982г.г.) принимал активное участие в создании филиала Центрального музея В.И.Ленина в Киеве, сегодня это «Украинский дом». Было интересно.

Кого из художников считаете своим учителем? Кумиром? Почему?
— Вторая заповедь. Не сотвори кумира себе… У меня скорее всего некий учительно-собирательный образ, хотя я всегда больше ориентировался на западную (польскую) культуру.

Анатолий Васильевич, Вы, художник-монументалист, живущий в мире  с большой панорамой событий. Нужно быть профессионалом, знать: рисунок, живопись, скульптуру, основы композиции, технологию перевода эскизов в материал, свойства применяемых материалов, технологию работы с ними и многое другое… Безошибочно определять место для будущего произведения, разрабатывать эскизы художественных решений, подбирать материалы, приемы исполнения, и т.п. Как Вам живется в таком ритме?
— Живется очень даже интересно. Делаю все на свой вкус, помогает наработанный годами жизненный опыт, профессионализм и интуиция.

— А что для Вас интуиция?
— Мое внутреннее чувство.

— Анатолий Васильевич, какое из своих произведений Вы считаете самым любимым? Самым «трудным»? Почему?
— Трудных не было. Сложные были, были любимые. Литературный музей в городе Одессе — 25 залов, годы творчества, и всего лишь одна строчка в моей биографии. Любимая, лебедино-хулиганская песня 80-х. Получилось! До сих пор, когда экскурсоводы говорят о том, что с 1983 года в музее ничего не изменилось, все удивляются.

— Ваш девиз, отношение к жизни в одном предложении? 
— Творить! Получилось в одном слове.

— Анатолий Васильевич, поделитесь интересным, курьезным случаем из вашей творческой жизни с нашими читателями.
— Подготовка к открытию музея в Шепетовке. Нужно выставлять знамя 1-ой конной армии Будённого. Знамя на самолете прибыло в аэропорт Борисполь, из аэропорта машину со знаменем  сопровождали мотоциклисты, знамя привезли в ЦК Комсомола, событие освещалось в прессе. Все красиво, помпезно, с широтой советской масштабности происходящего события. Я в Шепетовке — дорабатываем последние штрихи  перед открытием музея, ночь, и вдруг камень в окно и вопрошающий командный крик:
— Гайдамака здесь? Выходи. — я вышел. Передо мной стояла Волга, водитель открыл багажник и таким же командным голосом сказал:
— Успел. Забирай свое знамя.
После открытия музея, знамя увозили с не меньшими почестями и с еще большим освещением.


— Анатолий Васильевич, Вы очень общительный человек, определенное мнение о человеке Вы составляете, судя по его внешнему виду или уже после общения с ним?
— После короткого общения.

Часто ли Вы предаетесь воспоминаниям о разных событиях Вашей большой и очень интересной жизни? О чем любите и о чем не любите вспоминать?
— Люблю вспоминать интересные, курьезные случаи, связанные с моей творческой деятельностью. Не люблю вспоминать о плохих людях, которые как бы мне того не хотелось, но встречались на моем жизненном пути.

— Плохой человек — это … продолжите фразу.
— Недобрая, завистливая, не личность.

Анатолий Васильевич, что Вы чувствуете, когда люди смотрят Ваши работы?
— Смотрю на посетителей музея, и чувствую, — не напрасно живу!

Считаете ли Вы, что у вас в жизни есть какая-то миссия? Какая?
— Никогда не задумывался, делаю то, что хочу и умею делать. Хочется как можно больше реализовать творческих проектов, желательно без корректировок заказчиков.

— А почему без корректировок?
— Мне в жизни везло. Но я всегда говорю: не дай Бог иметь заказчика, который в детстве умел рисовать. Вспоминаю заказчиков маяка в Малореченском, АР Крым. Предоставители  Национальных резервных банков Украины и России, Лебедев Александр и Юткин Вячеслав, очень хотели построить храм без куполов, дабы сплотить местное население —  православных и мусульман. Мне очень понравилась идея, за одну ночь я набросал эскиз храма, утром отправил факсом. Эскиз понравился, но на месяц они замолчали. И когда я стал уже забывать о проекте, они позвонили с радостной новостью, проект утвержден в Москве. Меня пригласили в Крым  для согласования уже отведенного места под строительство утвержденного храма. Место мне не понравилось, мне хотелось построить не просто храм, а знаковое сооружение, которое войдет в историю. К концу дня  я уже знал, что храма в том эскизном изображении на выбранном и отведенном месте не будет. Я нашел в Малореченске место, на котором сразу увидел православный храм-маяк святого Николая Чудотворца в память всех погибших на водах и погибших путешественников. Мое заявление их ничуть не смутило, идея понравилась, деньги были выделены, проект реализован. На этапе строительства никто ни разу не спросил у меня, что и как будет, не было внесено ни одной корректировки. Была идея  и была ее реализация. Каждый должен делать свое дело профессионально. Умеющие рисовать в детстве должны полностью доверяться профессионалам. Мне повезло. Православный храм высотой в 54 метра стал редкостным украшением не только для села, но и для всего Крыма. Объединил, сплотил и привлек в небольшое селение туристов со всего мира.

Анатолий Васильевич, над чем Вы работаете сегодня?
— Идей много. В работе большой мемориальный комплекс на территории Национального историко-мемориального заповедника Бабий Яр. В эскизном варианте комплекс собран. Полностью спроектирована Аллея Праведников. Центром комплекса является скульптурная композиция Праведницы — обобщенного образа украинской женщины, защищающей еврейских детей от расстрела, рискуя своей жизнью и жизнью своего еще нерожденного ребенка. Композиция Праведницы  не имеет одной стороны видения, она стоит в начале аллеи, где в другом ее конце уже стоит скульптурная композиция, посвященная расстрелянным детям, что еще больше усиливает трагизм событий того времени. Усиливает трагичность событий и обозначенное большим количеством необработанных камней и красными кустами  место расстрелов. По всей территории под землей в асбестовых трубах, работающие автоматически колокола (когда посетитель случайно наступит на один из модулей покрытия дорожек), ночные подсветки кустов, камней и скульптурных композиций. По периметру площади комплекса и Аллеи Праведников книги с именами всех Праведников. Аллея Праведников соединится с Дорогой Скорби (дорогой на Голгофу), состоящей из фрагментов покрытия из разных мест Украины и Европы где были расстрелы. На дорожном покрытии —  скульптурные композиции вещей, которые люди брали с собой в дорогу жизнь, вложенная в багаж. И дорога к символической Стене Памяти, образующей фасад комплекса, в овраге с падающими объемами, где постепенно закрывается дневной свет, а через прозрачный пол видно дно оврага, засыпанного красным отсевом. Дорога, в подземный музей-символ с выходом на поверхность в Парк Памяти, который будет постоянно пополнятся новыми насаждениями от выдающихся людей мира. Наверное, не секрет, что для многих жителей Киева сегодня непонятно, зачем и кому носят цветы в Бабий Яр наши Президенты. Я не еврей, я украинец, но я понимаю происходящее  и точнее сегодня  не скажешь. Ведь чтобы прошлое не повторилось, нужно иметь смелость взглянуть ему в глаза... Думаю, что каждый уважающий себя человек просто обязан внести свою лепту в создание мемориального комплекса, иметь смелость взглянуть в глаза прошлому сегодня...

— Какой вы видите идеальную Украину?
— Счастливой. Знаменитая фраза из письма посланника Сардинского королевства при русском дворе графа Жозефа де Местра, написанная в 1811 г.., актуальна как никогда. Граф писал своему правительству о новых законах, установленных императором Александром I, о том, что если правительство плохо, то виноваты в этом сами граждане страны, которые не могут его контролировать. Каждый народ достоин своей участи, и имеет он то правительство, которое  заслуживает. Очень обидно, что после революции Гідності, до влади народ привів негідників. Як колись казав Петлюра — «Не так страшна московська воша, як українська гнида.»

 Анатолий Васильевич, а если бы Вы всего на один день стали Президентом Украины, что бы вы сделали, зная, что принятые вами законы и распоряжения остались в законодательном поле государства навсегда?
— Поднял бы уровень значимости культуры.

— Как будет звучать Ваше одно единственное, 100% исполняемое желание к золотой рыбке?
— Реализация всех моих творческих проектов и замыслов.

— Анатолий Васильевич, если бы вы выиграли 1 миллион долларов, с условием, что его нужно потратить за один день, что бы вы сделали?
— Реализовал бы для народа Украины свои проекты. Вот только 1 миллиона долларов — мне мало!

 В Вашем понимании благотворительность? Продолжите фразу, благотворительность, — это…
— Работа для души и от души, дающая результат.

— И напоследок, Анатолий Васильевич, Ваши пожелания нашей десятитысячной аудитории читателей Международного журнала «INSHE».
— Будьте всегда искренними, честными и веселыми!

Биографические факты: Гайдамака Анатолий Васильевич — (1939 г.р.. Украина, с.Волосовцы, Менский р-н, Черниговской обл.). В 1961 году окончил Харьковское художественное училище, в 1967 году — МВХПУ им. С.Г.Строганова (специальность «Монументально-декоративное искусство»). С 2001 года — Член Академии искусств Украины, член Центрального правления Всеукраинского общества «Просвита» им.Т.Г.Шевченко. С 1971 года член Национального союза художников Украины. Автор оформления Государственного историко-культурного заповедника на о.Хортица (1977-1988г.), музеев: Н.А.Островского в Шепетовке (1979г.), М.М. Коцюбинского в г.Чернигове (1982-1983г.г.), Т.Г.Шевченко в г.Киеве (1984-1987г.г), литературного музея в Одессе (1984-1985г.г.), филиала Центрального музея В.И.Ленина (1980-1982г.г. сегодня «Украинский дом»). Автор оформитель: художественного решения интерьеров банка «Украина» в г.Киеве (1994г.), интерьеров администрации культурного центра «Россия» в Харбине (Китай, 1997г.), церкви Святой Троицы (Македония, 1998-1999г.г.), художественного оформления Национального музея «Чернобыль» в г.Киеве (1994-1996г.г.). За плечами Анатолия Васильевича, живописный цикл «Распятие» (1988-1990г.г.), «Музей катастроф на водах», …. церкви, памятники, музеи.
     Анатолий Васильевич — Лауреат премии Ленинского комсомола (1979г.) за художественно-монументальное оформление мемориального музея Н.А.Островского в Шепетовке Хмельницкой области; Лауреат Государственной премии им. Т.Г.Шевченко (1985г.) за художественное оформление Киевского филиала Центрального музея В.И. Ленина. Награжден: орденом «Знак Почета» (1982г.), орденом князя Ярослава Мудрого V степени (2009г.).
     Несмотря на все заслуги и награды, Анатолий Васильевич, скромный, простой, очень добрый и правильный Человек, со своими жизненными принципами, на волонтерской основе поддержавший Проект МБФ «INSHE ZHITTIA» создания на территории Национального историко-мемориального заповедника «Бабий Яр» — Аллеи Праведников. Чтобы прошлое не повторилось, он смотрит ему в глаза сегодня...















 

The painful movement of history through the artist's soul, involvement in the fate of his land, and his people… Ability to empathize and sympathize, good citizenship, and emotional maturity with a single uniqueness: he is always himself. And even if many of us today have been changed by our "democratic" time, he always thinks and acts according to his inner spiritual freedom. You can talk with him all day long — he’s like a volcano of ideas, pulling out a powerful rhythm of emotions. It’s simply impossible to resist.

 TOP-21 —  INSHE ART —  INTERVIEW Project coordinator INSHE ART Balashova Elena Vladimirovna with Gaydamaka Anatoliy Vasilevich, brilliant  artist of Ukraine —  a man of art, a monumental artist, whose creativity is inherent in the ability to embody the idea of synthesis of arts and architecture on the basis of historical accuracy and documentary.

— Anatoliy Vasilievich, tell us a little about yourself, briefly about the main points.
—  I was born, I studied, I live, I create.

—  When and why did you decide to become an artist?
—  I always knew that I would be an artist. My uncle, Gaydamaka Nikolay, was a talented rural artist. When he went to fight in World War II, I was 2 years old. He didn’t come back — he died, age 27, in Belarus. But he had left the paints in the attic for me. It was my first set of paints, and my first choice in life. Once and for all, I became an artist.

— Anatoliy Vasilievich, do you believe in fate, or do you think that the person himself determines his future?
—  I always say, God helps those who help themselves.

— How did you feel when your work was first recognized?
—  In 1979, in the Ostrovsky Museum in Shepetivka, Khmelnytsky region, I was the main artist, and after half a year of continuous creative work, I was first recognized. The Ostrovsky Museum is recognized by UNESCO as the best museum in the world. I became the winner of the Lenin Komsomol Prize for artistic and monumental museum's design. I felt complete creative satisfaction.

— Anatoliy Vasilievich, were there events (or meetings) in your life after which your life changed dramatically, and you turned around and went in the completely opposite direction?
— There were. My teacher at the Kharkiv Art College, from which I graduated in 1961, Fetilev Lev Vasilievich — I respected him very much. Then he told me that I should go to Moscow, go to Stroganovka, and if I didn’t go, he would never forgive me. And I went so that he wouldn’t be upset with me, with full confidence that I wouldn’t get in. Stroganovka, the best art institution of that time, 40 people trying to get into each available spot, and I wasn’t a Komsomol member; I was sure I would fail. To my own surprise, I got in, and in 1967 I graduated and had what was at that time the best education. My degree was in "Monumental and Decorative Art." For this I am still grateful.

— Anatoliy Vasilievich, what quality can you never cease to admire in people?
— Professionalism and kindness.

— The scope and intensity of your creativity is truly impressive. You pay special attention to the historical genre. How, why, and when did you first turn to history?
— I wasn’t planning to be a museum artist; it just happened. Walking along Khreshchatyk, I met two strangers. Only later I learned that they were famous artists — they knew me, but I didn’t know them. So, walking along and talking, they suggested that I take up the project of creating a museum called "Books and Publishing" in the Kiev-Pechersk Lavra. It was interesting to try myself in a new field — I had the education for it, as Stroganovka taught everything. I took it, plunged into history, and did it. The museum works to this day, pleasing visitors with its atmosphere.

— Anatoliy Vasilievich, when you create, are you fully immersed in your work or do you notice what happens around you?
— I get immersed, I create, but I still notice what is happening around me. I am fully in control. I am a bit fanatical, but it’s healthy.

— Art does not tolerate provocation! How do you feel about the provocations in creativity? Do your works become the center of scandals?
— My work has never been the center of a scandal. I think first, and then I do. I always have two or three layers of vision in my works.

—  Salvador Dali once said: recently, I have not been scolded, so apparently I’ve been forgotten. How do you feel about criticism of your work in the press, in society?
— They don’t scold me, but evidently they haven’t forgotten me.

— Are you a happy man? What is happiness for you? Continue the phrase: Happiness is ....
— Realization of creative ideas.

—  What theme in your work is central for you? Why?
—  Memorials. They are important in our life.

—  Monumentalists are the artists in the political system. What was the situation in monumental painting in the Soviet system?
— There was a system. It worked. All the artists were needed and in demand. Everyone had the right to choose to glorify the power of the Soviets or common human values. I chose the human values in life, and never painted a single portrait of Lenin, although I was part of a group (1980-1982) that took an active part in the establishment of a branch of the Central Lenin Museum in Kiev, known today as "Ukrainian House". It was interesting.

—  Which artists do you consider to be your teachers? Your idols? Why?
—  The second commandment: Thou shalt not make unto thee any graven image... I probably collected bits and pieces from my art teachers, although I’ve always oriented around Polish culture more.

—  Anatoliy Vasilievich, you’re a monumentalist who lives in the world with a panoramic view of events. You need to be a professional and know all about drawing, painting, sculpture, the fundamentals of composition, the technology of translating sketches into the material, the properties of the materials used, the technology of working with them, and much more ... You have to, without fail, determine the place for a future work, develop sketches of artistic decisions, select materials, etc. How do you live in such a rhythm?
— It's a very interesting life. I do everything to my taste. The years of experience, professionalism and intuition help me.

—  And what is intuition for you?
—  My inner feelings.

—  Anatoliy Vasilievich, which of your works do you love the most? Which was the most difficult? Why?
—  None of them were hard to create. There were complicated works, and there were ones I loved to make. The Literary Museum in Odessa has 25 halls, years of creativity, and this is but one line in my biography. It was my most loved work, my ruffian swan song of the 80s. It worked out! To this day, when the tour guides say that the museum has not changed since 1983, everyone is surprised.

—  Your motto, attitude to life in one sentence?  
— Creating! I got it in one word.

— Anatoliy Vasilievich, share an interesting, curious case from your creative life with our readers.
— I’d say the preparation for the opening of the museum in Shepetivka. We needed to show the banner of the 1st army of the Budyonny. The flag arrived by plane at the airport in Borispol, was driven, accompanied by motorcyclists, from the airport to the Central Committee of the Komsomol. The event was covered in the press — everything was beautiful, pompous, with the breadth of the Soviet scale of the event. I was in Shepetovka, finalizing the finishing touches before the opening night of the museum, and suddenly stones hit the window and someone shouts “Is Gaydamaka here? Come out.” I went out. Before me stood the Volga car, the driver opened the trunk and in the same commanding voice said: “I’m right on time. Take your banner.” After the opening of the museum, the banner was taken back with no less honors, and even more press coverage.

— Anatoliy Vasilievich, you are very sociable person. Do you form certain opinions about a person by judging his appearance or after talking to him?
— After a bit of communication.

— Do you often reminisce about the different events of your great and very interesting life? What do you love and what don’t you like to remember?
— I like to recall interesting, curious cases connected with my creative activity. I don’t like to think about bad people whom I didn’t want to meet, but ended up meeting anyway.

— Continue the phrase. A bad person is…
—  …not kind, envious, barely a person.

—  Anatoliy Vasilievich, what you feel when people see your work?
— I see visitors to the museum, and feel that I don’t live in vain!

— Do you think you have a mission in your life? Which one?
— I never thought about that before. I do what I want and know how to do. I would like as much as possible to realize my creative projects, preferably without adjustments by the customers.

—  And why no adjustments?
—  I was lucky in life. But I always say, God forbid that I have a customer who could draw as a child. I recall customers in Malorechenskoye, Crimea. Lebedev Aleksandr Yutkin Vyacheslav represented the National Reserve Bank of Ukraine and Russia, who really wanted to build a church without a dome, with the appearance of a lighthouse, in order to rally the local population,  the Orthodox Christians and Muslims. I really liked the idea, and in a single night, I scribbled a sketch of the temple and faxed it in the morning. They liked the sketch, but for a month they fell silent. And when I began to have forgotten about the project, they called with good news: the project was approved in Moscow. I was invited to the Crimea, to approve the already allocated space for the construction of the temple-lighthouse. I didn’t like the place. I wanted to build not just a temple, but a landmark building, which will go down in history. By the end of the day, I found a place in Malorechensk, where I immediately envisioned an Orthodox church-lighthouse dedicated to St. Nicholas in memory of all those who died in the waters or traveling. My statement didn’t discourage them — they liked the idea, allocated the money, and let me realize the project. During the construction phase, no one ever asked me what I’m doing or how it’ll end up; no adjustments were made. There was an idea, and there was its realization. Everyone should do their job professionally. Those who are able to draw as a child must fully trust the professionals. I was lucky. The Orthodox temple, at 54 meters high, has become a monument not only for the village but for the whole of the Crimea. It unite, rally, and attract tourists from all over the world to a small village.

— Anatoliy Vasilievich, what are you working on today?
— I have many ideas. I’m currently working on a large memorial complex on the territory of the National Historical and Memorial Preserve Babiy Yar. The sketch has been made. The Alley of the Righteous was completely designed. The center of the complex is the sculptural composition of the Righteous — a generalized image of a Ukrainian woman who protects Jewish children from being shot, risking her life and the life of her yet unborn child. The composition of the Righteous One shows not only one side of what happened: it stands at the beginning of the alley, where in the other end there is already a sculptural composition dedicated to the children who were shot and killed, which further strengthens the tragedy of the events of that time. Rough stones and red bushes mark the places of actual executions. Throughout the territory, asbestos pipes run under the ground, and whenever someone walks over them, bells ring in remembrance. The bushes, the stones, the sculptures… everything is lit at night. The perimeters of the complex square and the Alley of the Righteous are lined with books containing the names of all of the Righteous. The Alley of the Righteous will connect to the Road of Grief (the road to Golgotha), which is lined with fragments of material from different places in Ukraine and Europe where there were shootings. On the pavement will be a sculptural composition of things that people took to the road with — life embedded in luggage. And the road to the symbolic Memorial Wall, which forms the front of the complex, in a ravine with falling shapes, which gradually blocks out the light of day, and through the transparent floor one can see the bottom of the ravine filled with red pebbles. The road to the underground museum of symbols, which has access to the surface in the Park of Remembrance, will be constantly replenished with new plantings from prominent people in the world. It’s probably no secret that to many residents of Kiev today it’s not clear why and for whom our Presidents leave flowers in Babiy Yar. I am not a Jew, I am Ukrainian, but I understand what happened. In order that the past is not repeated, people must have the courage to look it in the eye of that past today ... I think that any self-respecting person would have to contribute to the creation of the memorial complex and have the courage to look into the eyes of the past now ...

— How do you see the ideal Ukraine?
— Happy. The famous phrase from the letter of the envoy of the Sardinian kingdom at the Russian court of the Count Joseph de Maistre, written in 1811, is as relevant as ever. The Count wrote to his government about the new laws established by Emperor Alexander I, and said that if the government is bad, then citizens of the country themselves who are unable to control it are to blame. Every nation is worthy of its fate, and it has the government it deserves. It's a shame that after the Revolution of Dignity, the people brought the dishonorable to power. As Petliura once said, "Moscow lice are not as terrible as Ukrainian nits."

 Anatoliy Vasilievich, if you only became a President of Ukraine for one day, what would you do if you knew that the laws and orders you adopted remained in the legislative field of the state forever?
— IWould raise the level of the importance of the culture.

 What is your one, single 100% fulfilling desire for a goldfish (Russian version of a genie)?
— The realization of all my creative projects and ideas.

 Anatoliy Vasilievich, if you won a million dollars, with the condition that you have to spend it all in one day, what would you do?
—  I would implement my projects for the people of Ukraine. That's only 1 million dollars —  it's not enough for me!

  How do you understand charity? Continue the phrase. Charity is...
—  Work for the soul, from the soul, and freely giving the result.

 And finally, Anatoly Vasilyevich, your wishes to the audience of ten thousand readers of the International magazine «INSHE».
—  Always be sincere, honest, and funny!

Biographical facts: Gaydamaka Anatoliy Vasilevich  — born 1939 in Ukraine, s.Volosovtsy, Mena district, Chernihiv region. In 1961 he graduated from the Kharkov Art College, in 1967 from the Stroganov Art School (degree/specialty "Monumental and Decorative Art"). Since 2001 he’s been a member of the Academy of Arts of Ukraine and a member of the Central Board of the All-Ukrainian Society "Enlightenment" Shevchenko. Since 1971, he’s been a member of the National Union of Artists of Ukraine. He was the author of the formation of the State Historical and Cultural Reserve Khortytsya (1977-1988). Museums he’s worked at: NA Ostrovsky in Shepetivka (1979), M.M. Kotsyubinsky in Chernigov (1982-1983), TG Shevchenko in Kiev (1984-1987), the literary museum in Odessa (1984-1985), the branch of the Central Museum of the VI Lenin (1980-1982, know today as "Ukrainian House"). The author of the project and the artistic solution of the interiors of the bank "Ukraine" in Kiev (1994), the interiors of the administration of the cultural center "Russia" in Harbin (China, 1997), the Church of the Holy Trinity (Macedonia, 1998-1999), the artistic Design of the National Museum "Chernobyl" in Kiev (1994-1996), the picturesque cycle "Crucifixion" (1988-1990), "Museum of Disasters on the Waters", churches, monuments, and museums.
     He won the Lenin Komsomol Award in 1979 for artistic and monumental design of the memorial museum Ostrovsky in Shepetivka of Khmelnytsky region, the Laureate of the State Prize Taras Shevchenko 1985 for the decoration of the Kiev branch of the Central Museum VI Lenin, the Order "Badge of Honor" in 1982, and the Order of Prince Yaroslava Mudrogo V degree in 2009.
     Despite all of his achievements and awards, Anatoly is modest, simple, very kind and the right Person with his own life principles, who is, on a voluntary basis, supporting the project ICF «INSHE ZHITTIA» creation in the National Historical Memorial Park "Babi Yar" — Avenue of the Righteous. He looks today into the eyes of the past so that history is not repeated…